23:58 

Sharem.
Один и об одном.
У бабушки потихоньку начинается агрессивная стадия принятия горя, первые два дня она забивала все подготовкой к похоронам, но похороны прошли позавчера, а пустота, похоже, осталась. Я позвонила ей только сегодня, когда до меня, дуры-идиотки, дошло, что она сама позвонить мне не может, потому что не видит номера на экране телефона.

Я думала, от ее интонации, с которой она произнесла "Ты спрашиваешь, как у меня дела?" у меня остановится сердце. Мы поговорили совсем немного, и я вчера сказала маме, что это нормально, если она будет злиться на меня за что-то, если это поможет ей переключиться, потому что бабушкина злость она как взрыв котла под давлением, мы с ней в этом очень похожи, но я не думала, что это будет так... Пусто.

Последние дни воспоминания накрывают меня в самые неожиданные моменты, и я не думала, что их - очень, очень значимых - так много.

Самым значимым воспоминанием всегда будет то, как в прошлом году дедушка пошел на мировую с папой - после того как папа откровенно по-мудацки поступил с мамой и некрасиво оборвал общение с ними, он даже со своими родителями начал общаться только через полгода после этого, а про общение с мамиными не могло быть и речи. Меня тогда удивляла бабушка, которая очень спокойно говорила об этом, и принимала развод как должное, даже больше радовалась тому, что мама может дышать легче, но я никогда не думала, что дедушка, который хоть и держался в стороне от конфликтов, но свою позицию обозначал довольно четко, пригласит папу в дом, чтобы он не стоял за воротами, пока я копошусь, и будет разговаривать с ним так, будто перед этим не было восьми лет агрессивного молчания. Я так подробно помню все это, этот яркий день, вплоть до летнего запаха, которым был пропитан двор, в тот день у меня обгорело лицо, а вечером папа въехал в забор, когда привозил меня назад, и оставил на нем несколько царапин, которые я узнаю. Вечером мы пили зеленый чай, заваренный в миллионный раз, дедушка курил на крыльце, и все было восхитительно. Это был мой самый лучший отпуск за те пять лет, что я работаю, и я ревела так сильно, когда улетала, что случайно сломала дверь в туалете аэропорта. Они провожали меня впятером - бабушки, дедушки и папа - и я чувствовала себя самым любимым ребенком на свете.

Теперь дом будет таким пустым, и не будет слышно непрерывного кашля, не будет шума телевизора по ночам, не будет запаха сигарет, и старенькая дедушкина ауди выедет из гаража только в день продажи.

Я скучаю, очень сильно.




У меня со стадиями принятия тоже так себе. Я функционирую как нормальный человек, мне даже не приходится натягивать улыбку, потому что я действительно чувствую себя нормально где-то 70% времени. Разобрала шкаф, выбросила старую одежду, почти убралась в комнате, осталась только гора стирки, которая копится, потому что дверцы шкафа мне жалко, а убрать стол и купить сушилку я пока не могу себя заставить.
В неконтролируемом количестве скупаю еду и выбрасываю половину, потому что не могу есть, и временами она кажется такой противной на вкус, что начинает тошнить, притом, что чувство голода почти непрерывное.
Я боюсь темноты, опять, и боюсь засыпать, количество панических атак выросло где-то вдвое, и я сплю более-менее нормально только когда засыпаю под утро, и это здорово, когда я работаю два дня в неделю, но скоро предстоит отработать шесть, и эта проблема меня напрягает.
Остался ровно месяц до отпуска.
Хочу оказаться в самолете и ни о чем уже не думать.

URL
   

главная