Sharem.
Один и об одном.
До этого момента в голове было столько мыслей.

Я не совсем понимаю, почему меня трясет.

Так много необходимостей - необходимо позвонить маме, необходимо позвонить бабушке, и я понимаю, что они не придадут сейчас значения тому, что я не позвоню, возможно, я начну плакать как надо, когда услышу их голоса.

Моя естественная реакция на худшие новости - эмоциональный ступор. Мне позвонила сестра, ну то есть, когда ждешь плохих новостей, а человек в трубке плачет, не нужно быть экстрасенсом. Она не смогла сказать мне ничего, кроме "Ну, в общем, уже все", я не смогла ответить ничего, кроме "Ага". Стоя под душем, думала, что мне нужна пара дней на то, чтобы прийти в дееспособное состояние, что меня, в общем-то, не пугает мысль выйти из комнаты, и я не плачу ежесекундно, возможно, просто, не так много слез осталось, учитывая то, как много я выплакала за последние недели.

Я собиралась на работу, потому что не знала, как быстро ребята прочтут мое сообщение, и думала, что в любом случае нужно будет открыться, мало кто солдатиком может собраться и выйти и не опоздать на работу, но Звезда написала, что она будет, и это, наверное, лучшая поддержка от друга, просто дать мне немного времени, потому что я не очень хочу сейчас видеть людей и разговаривать с ними, особенно обо мне и моем состоянии. Я, если честно, вообще не понимаю, что делать, потому что вроде как жизнь продолжается, и это мое личное, локальное семейное горе, и вокруг каждый день почти все люди с таким же локальным семейным горем.

Я представляла, как приду в ресторан, начну здороваться со всеми - сначала с хостесс, потом с сушистами на баре, потом с официантами на пути к другому бару, потом с барменами и с менеджерами, потом со всеми, кто сейчас тусит на стаффе, потом с поварами, с охранником и коородинатором на доставке - я представляла весь этот путь, вплоть до красных стрелочек по траектории, и поняла, что не смогу сказать им ни слова, потому что я даже не уверена, что мой голос зазвучит, когда я открою рот.

Вещи, которые я делаю каждый день, дорама, за которую я вчера взялась, еда, которую я приготовила, это все кажется таким призрачным и незначительным, оставшимся где-то в другому мире.

Я купила невозвратный билет на шестнадцатое августа. Кристина должна была приехать девятого или десятого.

Мой дедушка спал по двадцать три часа в сутки, чтобы экономить силы, чтобы дождаться нас.

Я очень надеюсь, что в его голове не было никаких сожалений.